Сидячая ванна и погреб в прихожей. Как живется в доме, где продали самую дешевую квартиру Минска

Самой дешевой сделкой на вторичном рынке столицы в 2018 году стала продажа «двушки» за 18,6 тысячи долларов. Квартира находится в нескольких остановках от центра города, но, как говорят местные, «не каждый таксист знает, куда ехать». Мы побывали в доме с самым дешевым жильем и вот что там увидели.

Погреб … в квартире

Двухэтажный дом с самой дешевой квартирой расположен на улице Смирнова, 35. Это старый район Минска с двухэтажной застройкой и островком усадеб возле проспекта Дзержинского. Отсюда дворами местные ходят пешком до метро — на станцию «Михалово».

Двухэтажка на Смирнова, 35 выкрашена в белый цвет и заметно отличается от остальных домов в квартале. Если заглянуть за сараи, напоминающие бразильские фавелы, там будет такой же дом-клон. Оба в 50-е годы строились хозспособом для работников молокозавода.

 — Приехал сюда, когда мне было восемь лет, в 1959 году, — рассказывает пенсионер Николай. — Мой отец работал тогда на молокозаводе и после смены приходил на стройку: мешал раствор, клал кирпичи. Помню, как родители копали погреб под полом в квартире.

Такой погреб до сих пор сохранился во всех квартирах на первых этажах. Представьте: поднимаете коврик в прихожей, снимаете пару досок, а под ними — яма на метр-полтора в глубину. Отличный был бы капкан, если бы дети надумали играть дома в войнушку. Но взрослые, конечно, приспосабливают его по-своему: хранят картошку или закатки.

У Николая погреб вообще пустует. Говорит, что, когда жильцы начали жаловаться на сырость в квартирах, им посоветовали засыпать эти погреба — мол, в них вся причина.

— Дом сырой, в нем никогда не было капремонта. Когда чинили крышу, убрали водостоки, и теперь, когда идет дождь, влага попадает на фасад, скапливается у фундамента. Конечно, это все дает сырость. Плесень уже пошла по стенам. Понятно, что и в квартирах от этого сыро. Вдобавок ко всему в сентябре прорвало трубу, так пришли коммунальники, раскопали все — и так оставили.

Жильцы дома уверены: было бы здание на балансе ЖЭУ, был бы порядок. Но дом до сих пор относится к молокозаводу, им же и обслуживается. Правда, как попало, говорят жильцы.

— Ходили в райисполком, просили забрать дом на баланс ЖЭУ, но те как посмотрели, сколько тут работы… Кто ж это согласится, — рассказывают местные.

Самая дешевая квартира — «двушка» чуть больше 30 квадратных метров — продавалась во втором подъезде. Местные удивленно пожимают плечами, когда слышат, за сколько по факту продали эту квартиру — 18,6 тысячи долларов, согласно данным Национального кадастрового агентства. Впрочем, и сами специалисты отмечают, что такие дешевые сделки считаются нерелевантными, потому что не отражают всех условий договора.

— Это квартира на втором этаже, — рассказывает Алла, которая живет в этом же втором подъезде. — Просили за нее 30 тысяч долларов. Но вот за сколько в итоге продали, не слышала. Но с новой хозяйкой уже познакомилась: девушка активная, собирала подписи, чтобы у нас решили вопрос с этой раскопанной трубой. Но, похоже, никому до нас дела нет.

Блага цивилизации и раритетная ванна

Местные вспоминают, что до середины 60-х дом отапливался печью. Поэтому за каждой квартирой был закреплен сарайчик, который старожилы называют еще дровницами, а молодежь иронично сравнивает с трущобами.

Где-то в 60−70-х годах, говорят местные, один бойкий еврей, что жил под крышей (на втором этаже), добился, чтобы в доме провели водопровод и установили газовые колонки, — так у людей появились горячая вода и чешские сидячие ванны. Такая до сих пор стоит у Ивана Максимовича.

— Теперь, кто увидит такую, смеяться будет, — говорит хозяин, и сам вот-вот готовый рассмеяться, глядя на свою ванну. — Вот увидят в вашем репортаже ребята с завода — и будут шутить. Я ее не выбросил, потому что на самом деле очень удобная она штука. Попробуй сейчас такую купи.

В квартире Ивана Максимовича чувствуется сырость.

— Просил завод, чтобы помогли устранить. Сказали, что сырость из-за погреба, посоветовали засыпать. Но я-то знаю, что причина не в погребах, а в том, что нет водостока.

Такого же мнения и другие жильцы первого подъезда.

— Дом на балансе гормолзавода № 1, и такое чувство, что к нашим проблемам там безразличны. И не только к дому, но и придомовой территории. В слякоть тут пройти было невозможно, поэтому жильцы за свои деньги покупали гравий и подсыпали дорожку отсюда до улицы Грушевской, — рассказывает жилец Юрий. — Первые этажи у нас очень страдают из-за сырости. А надо взять заасфальтировать по периметру дом, сделать подушку, но никто ничего не делает. Осенью прорвало трубу, залило подвал и первые этажи — вроде начали что-то делать, но в итоге все забросили, ссылаясь на зиму.

Досаждает сырость и жильцам вторых этажей. Екатерина, которая выросла в этом доме и потом приехала сюда со своей семьей, показала, в какой сырой квартире она растит своих малышей.

Из-за сырости на стенах в квартире Екатерины появилась плесень

— В 2000-х годах наш дом был в планах на снос, но так и остался до сих пор. Если бы молокозавод своевременно его ремонтировал, он не был бы в таком плачевном состоянии. Ведь мы постоянно отчисляем деньги на капремонт, но за столько лет даже трубы не заменили. Был раньше дворник — женщина с завода, но и ее сократили. Осенью раз в неделю приезжала бригада на микроавтобусе с молокозавода и гребла листья. Теперь, правда, когда снега много было, дворника нам вернули. Жалко, конечно, что к нам от завода нет никакого внимания.

Коммунальные проблемы, уверяют жильцы, единственный минус дома, где продают самое дешевое жилье в столице.

— Знаете, такое, наверное, сейчас редкость, но у нас очень дружный дом. И место здесь великолепное: тихое, зеленое и от центра совсем недалеко. Разве только что глухое — скажешь таксисту улицу, а он в ответ: «Смирнова? Даже не знал, что есть такая».

Источник: tut.by

Добавить комментарий