Ударить уголовкой по экстриму? — 13.09.2018

Их девиз: «Нет границ, есть лишь препятствия». Их стихия – ощущение свободы, адреналин и ураган эмоций, экшен, полёт… ровно до того момента, как их отскребут от асфальта или проводов. Они – это паркурщики, руферы и прочие экстремалы, кого Минюст, устав от трагической статистики, решил защитить от самих себя. Ведомство разрабатывает поправки в гл.20 УК РФ, которые установят уголовную ответственность (в т.ч. несовершенных лиц) за пропаганду в интернете опасных занятий среди подростков. Спасать есть кого: по данным статистики, за последние десять лет из-за экстремальных увлечений 2,5 млн. детей и подростков получили черепно-мозговые травмы, из них 43 тысячи стали инвалидами, а более 16 тысяч погибли. Прежде чем продолжить тему…

Краткий словарь терминов:
Руфинг (прогулки по крышам зданий);
Бейс-клайминг (подъем на высотные здания без страховки);
Зацепинг (поездки на крышах поездов и электричек)
Паркур (перемещение и преодоление препятствий с использованием прыжковых элементов)
Шоп-лифтинг (хищение товара в магазинах розничной торговли )

Уважуха конкретным пацанам?

Кстати прыгать с крыши на крышу, быстро передвигаться в запрещённых местах городских коммуникаций и строек – необходимые и полезные навыки наркодилеров, для того, чтобы скрыться от полиции. Из неблагополучных кварталов мегаполисов и пошла эта мода. И очень удачно попала в подростковую среду, для которой склонность к риску, желание показать себя так, чтобы заметили и оценили другие, проверка своих возможностей, смелости и удачи – нормально. Ненормальна цена: падение насмерть руферов, возвращения из поездок зацеперов в черных мешках с закрытыми лицами, компрессионные переломы позвоночника паркурщиков, мучительное ношение гипсового корсета, сроки за кражу, горе близких людей. И всё это за минуту драйва и славы.

Жизнь за лайк

Кстати, любители «крутых» селфи с их сотней трагических случаев в год могут смело отправляться в эту компанию. Вот именно зрелищность и играет роль масла в огне любви подростков к риску. Сети пестрят сайтами, страничками любителей экстрима, видео и фото отчаянных «подвигов». Они как бы говорят: ты ещё не с нами? Присоединяйся, йоу. Будь крут. Пополняй статистику бессмысленных смертей, травм и преступлений. И ведь кто-то после просмотра начинает сам лезть на крышу. Готовящийся законопроект призван спасти жизни подростков.

Запретить или возглавить?

Поскольку ничего о готовящемся документе пока неизвестно, он вызвал массу вопросов особенно в свете любви государственных структур к закручиванию гаек и широкому трактованию запретов. Например, как определить, какое увлечение является опасным, а какое не очень, что считать пропагандой, что – нет? Будут ли наказывать за упоминание слов руфер и зацепер, и за репост опасного ролика, или только за его размещение? Не приведут ли запреты к еще большему внутреннему протесту вечно бунтующих подростков? Может, лучше ударить по подростковому экстриму профилактикой и просветительством, чем уголовным преследованием?

 

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

Рафаэль Марданшин
депутат Госдумы ФС РФ («Единая Россия»), член комитета ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству

За популяризацию экстремальных увлечений подростков лучше ограничиться административным наказанием

Законопроект о введении уголовной ответственности за популяризацию опасных увлечений среди подростков еще не поступил на рассмотрение Государственной Думы, но уже сейчас могу сказать, что не стоит сразу вводить уголовную ответственность.  Достаточно на первое время обходиться административным наказанием. Напомню, в прошлом году законодательно была повышена мера наказания за хулиганство, грубое нарушение общественного порядка на железнодорожном, внутреннем водном и воздушном транспорте. Санкции установлены вполне серьезные: от большого штрафа до лишения свободы сроком до 5 лет.

К тому же в части распространения информации, на мой взгляд, проходит тонкая грань, между тем, когда подросток выкладывает информацию в соцсетях похвалиться тем, как он крут, и действительно пропагандой экстремальных увлечений – целенаправленным действием, имеющим мотив.
По данным статистики, эпидемии нарушений, о которой говорят в качестве обоснования необходимости принятия данной инициативы, нет. Например, по Москве в 2015 году несчастных случаев, связанных с экстремальными увлечениями подростков было порядка 46-ти, в 2016 еще меньше – 37, в 2017 – всего 45 случаев. То есть, роста опасных происшествий мы не видим, нет повода говорить о повальном увлечении паркуром, зацеперством и так далее.

Есть смысл подходить к решению этого вопроса комплексно: организовывать досуг подростков, увлекать их занятием спортом, другими полезными видами увлечений, чтобы рисковать собой им было некогда. Кроме того, мы взяли курс на гуманизацию законодательства. У нас и так Уголовный кодекс относительно жесткий, в нем по многим статьям предусмотрены большие санкции и серьезные наказания. Если мы для подростков  будем предусматривать уголовное наказание, мы изначально будем калечить их судьбу.  Когда молодой человек по ошибке и по незнанию выложит в соцсетях информацию с экстримом, получит за это уголовное наказание, которое на нем будет всю жизнь висеть и испортит ему судьбу, это не совсем правильный подход.

Наказание за популяризацию экстремальных увлечений необходимо предусмотреть, но оно должно быть взвешенным и аккуратным. 

 

 

Юрий Зинченко
декан факультета психологии МГУ
заведующий кафедрой методологии психологии, доктор психологических наук, профессор, действительный член РАО, главный учёный секретарь Президиума РАО, лауреат Премии Правительства РФ в области образования, почётный работник высшего профессионального образования РФ, золотая медаль Российской академии образования, почётный профессор Университета им. Фернандо Пессоа (г. Порто, Португалия)

Тяга к острым ощущениям подростков – естественный процесс. Какую форму он примет зависит от взрослых.

С психологической точки зрения тяга к экстремальным увлечениям  и острым ощущениям – это естественный ход индивидуального развития каждого ребенка, так называемый период подросткового кризиса. Вопрос – какую форму принимает этот кризис, и какого рода ощущения будут найдены?

Подросток хочет прощупать границы собственных возможностей, обрести собственную взрослость. Возникает ситуация когда в его среде он не находит доступных социально одобряемых способов. И тогда самовыражение принимает неформальные виды.  Никто в своём развитии не проходит мимо подросткового нигилизма, желания противостоять правилам. За этим скрывается, в первую очередь, потребность в признании, привлечении внимания к себе. Часто это еще и проблемы с самооценкой, когда по-другому подростки не умеют привлечь к себе внимание и учатся делать это на таком негативном опыте.

То есть, с одной стороны проблема подросткового экстрима – это естественный процесс прохождения индивидуального развития, с другой – важно, окажутся ли рядом «правильные» взрослые, которые окажут положительное влияние и помогут канализировать негативные проявления периода взросления. Есть дети, которым необходимы подобного рода виды активности, почему бы их не привести в секции экстремальных видов спорта? Да, это тоже экстрим, но максимально для них безопасный, с четкими правилами и нормами. Когда есть возможность получить адреналин и при этом сохранить жизнь себе, не испортить её другим и не огорчить родителей.

Родителям той части подростков, которые нуждаются в такой адреналинововой активности необходимо, наверное, вовремя и внимательно присмотреться и сделать соответствующие выводы. Разумеется, не надо каждого ребенка заставлять идти с  парашютом прыгать, но если в поведении заметны моменты внимания к экстремальным видам увлечений, то лучше возглавить этот процесс родителям или значимым для подростков людям, и таким образом этому противостоять.

Следующий важный момент – состояние общей психологической культуры общества, школы и родителей. Необходимо дальше развивать психологическую грамотность в школе, психологическую компетентность учителя и близких ребенку людей – родителей, бабушек, дедушек.
И, наверное, самый главный момент, который связан с интернетом, социальными сетями, со средствами массовой информации. Мы же понимаем, что это одновременно инструмент приобретения славы, авторитета, поэтому тут необходима социальная ответственность и блогеров и владельцев соцсетей, и  авторов сайтов и страниц, и СМИ.   Чем чаще обсуждаются и показываются такие примеры поведения, тем чаще они будут перениматься подростками. Это, скорее, не вопрос цензуры, а социальной ответственности. Каждый человек для себя должен сделать выбор: или я поставлю лайк, или сохраню кому-то жизнь.

В любом обществе есть примерно 5% людей, готовых рисковать своей жизнью вне зависимости от экономического и любого другого состояния общества. Другой вопрос, как энергию этих людей использовать, так сказать, «в мирных целях». И это задача не только родителей, но и социальных институтов. 

 

Олег Краснянский
Основатель первой российской команды по паркуру Tracers (Трэйсерс)

 

Уличный экстрим к настоящему паркуру не имеет никакого отношения

В Советском Союзе была создана система допризывной подготовки, люди старшего поколения от 45 лет и выше помнят, что практически в каждой школе был тир, подростки ходили по весне в туристические походы, им преподавали автодело. Были развиты такие экстремальные виды спорта, как велоспорт, туризм, и самое главное, все это оплачивалось государством, для школьников занятия в кружках были бесплатными.

Сейчас, к сожалению, те же самые прыжки с парашютом в ДОСААФ, которые раньше финансировались данным обществом, стоят недёшево и большая часть подростков, которая пытается себя саморелизовать, достичь результатов, не имеет средств, чтобы пойти в кружки, парашютного спорта, заниматься автогонками, то есть пойти туда, где можно реализовать свою энергию. Сейчас Министерство обороны возродило Юнармию, и в её рамках программу, напоминающую советскую допризывную подготовку. Но почему этим не занимается министерство образования? Армейская программа охватывает только часть молодежи, а для того, чтобы охват был практически 100%, этим должны заниматься в школах, в учреждениях среднего профессионального образования, под эгидой министерства образования.

На тему возвращения такой дисциплины, как НВП дискуссии длятся уже лет 10-ть, если не больше. И почему-то министерство образования выступает против её введения в школьную программу, ссылаясь на то, что сейчас в школах нет ставок преподавателей НВП. Хотя мы предлагали выделить их из половины часов дисциплины ОБЖ. Все равно зачастую этот предмет преподают девочки, окончившие институт, которые сами в нём ничего не понимают, но им его дали в качестве дополнительной нагрузки для повышения оплаты. Необходимость и важность возвращения в школу НВП поднимала неоднократно и наша организация, вопрос обсуждался в Госдуме, но он так и остается пока лишь предметом дискуссий

 

Андрей Головатюк
член комитета ГД по обороне, полковник запаса

Отвлечь молодежь от рискованных увлечений могло бы возрождение системы допризывной подготовки

 

В Советском Союзе была создана система допризывной подготовки, люди старшего поколения от 45 лет и выше помнят, что практически в каждой школе был тир, подростки ходили по весне в туристические походы, им преподавали автодело. Были развиты такие экстремальные виды спорта, как велоспорт, туризм, и самое главное, все это оплачивалось государством, для школьников занятия в кружках были бесплатными.

Сейчас, к сожалению, те же самые прыжки с парашютом в ДОСААФ, которые раньше финансировались данным обществом, стоят недёшево и большая часть подростков, которая пытается себя саморелизовать, достичь результатов, не имеет средств, чтобы пойти в кружки, парашютного спорта, заниматься автогонками, то есть пойти туда, где можно реализовать свою энергию. Сейчас Министерство обороны возродило Юнармию, и в её рамках программу, напоминающую советскую допризывную подготовку. Но почему этим не занимается министерство образования? Армейская программа охватывает только часть молодежи, а для того, чтобы охват был практически 100%, этим должны заниматься в школах, в учреждениях среднего профессионального образования, под эгидой министерства образования.

На тему возвращения такой дисциплины, как НВП дискуссии длятся уже лет 10-ть, если не больше. И почему-то министерство образования выступает против её введения в школьную программу, ссылаясь на то, что сейчас в школах нет ставок преподавателей НВП. Хотя мы предлагали выделить их из половины часов дисциплины ОБЖ. Все равно зачастую этот предмет преподают девочки, окончившие институт, которые сами в нём ничего не понимают, но им его дали в качестве дополнительной нагрузки для повышения оплаты. Необходимость и важность возвращения в школу НВП поднимала неоднократно и наша организация, вопрос обсуждался в Госдуме, но он так и остается пока лишь предметом дискуссий. 

 

 

 

Источник: kitchenremont.ru

Добавить комментарий