Всё взять и поделить

В Госдуму внесен законопроект, который закрепляет в Семейном кодексе понятие общего имущества супругов. В случае развода оно будет рассматриваться как единый объект, и делиться в рамках одного разбирательства. Сейчас бывшие супруги сначала делят имущественные доли, потом банковские счета, потом машины, потом сковородки. По мнению авторов, нынешние нормы приводят к перегрузке судов и неразберихе. Поэтому было решено «осторожно и точечно» внести изменения в очень болезненную сферу, а, учитывая, что по итогам 2018 года распалось 65% браков, еще и очень широкую.

Пассивы и активы

Законопроект усиливает защиту одного из супругов, если другой до раздела распорядился общим имуществом по своему усмотрению, не спросив разрешения, например, продал машину, записанную на него, но купленную в браке. При разделе общего имущества его доля уменьшится. Предлагается исключить возможность отмены брачного соглашения, если суд сочтет, что одна из сторон «в крайне неблагоприятном положении». При этом право одного из супругов оспорить договор, если он оказался кабальной сделкой, сохраняется. Если, допустим, большой дом достаётся одному из супругов, второй сможет получить компенсацию, которую в некоторых случаях разрешено выплачивать в кредит. Такое предложение весьма кстати, если муж и жена делят большой бизнес. В документе также предлагается институт совместного банкротства. И, наконец, последняя новация — о госрегистрации совместной собственности. Сейчас такое право не фиксируется в едином реестре.

Рискованный процесс

Это весьма масштабные преобразования для «имущественной части» Семейного кодекса, который, по признанию авторов законопроекта, депутатов Крашенинникова и Плетнёвой, остаётся островком незыблемости. Из последнего принятого – только возможность супругов составлять совместное завещание и регулярные ужесточения мер ответственности неплательщиков алиментов. Все остальные «атаки»: предложения считать двух пап и ребенка семьёй, приравнять сожительство к браку, взыскивать алименты в размере прожиточного минимума, впускать в ЗАГС только по «брачнику», парламент отбивал. Возможно, поэтому, предложенные новеллы были приняты неоднозначно. Ряд правоведов утверждает, что решить все споры при разводе в рамках одного дела часто невозможно, это создаст риск нарушения прав для одного из супругов, и проблемы для будущих покупателей недвижимости, по-прежнему будут возможны манипуляции с долгами. Формулировка «кабальная сделка» для отмены «брачника» тоже имеет широкое толкование. И стоит ли вообще сейчас вторгаться в эту сферу, если по данным Минюста прошлый год установил рекорд по количеству заключенных брачных соглашений – более 110 тысяч, а нынешний уже обещает его побить. 

Мнение Рунета сводится к тому, что сваливание в один котёл имущества вкупе с не самым лучшим имиджем судебной системы еще больше отпугнёт людей от самого института брака, а все эти изменения нужны исключительно бизнесу, который давно уже считает раздел имущества при разводе угрозой своей стабильности. В парламенте опасность таких настроений, видимо, понимают, так как Тамара Плетнёва заявила недавно о необходимости убрать лишнюю бюрократию из сферы регистрации браков, а также сделать саму процедуру «поинтереснее» для молодожёнов. «Не просто марш Мендельсона», — сказала Плетнёва. Может ли это быть рэп Мендельсона, депутат не пояснила. Упрощать процедуру самой острой семейной проблемы необходимо, но не приведёт ли инициатива к обратному – возможности неверных расчётов и манипуляций, а значит, дальнейшим обидам и судебным процессам?

 

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

 

Дмитрий Журавлев
Генеральный директор института региональных проблем

 

В России раздел имущества – это психология, а не экономика или право

К сожалению, у нас не могут разводиться цивилизованно, без скандальных дележей детей и имущества. В России раздел – это ни много ни мало попытка наказать вторую сторону за то, что «она меня не оценила». Не берём даже олигархов, им было что делить, а вот людям очень часто делить-то особо нечего. Но делят они с энергией и большим талантом, потому, что важно ему или ей доказать, что они очень ошиблись, разведясь со мной. Это психология, а не экономика и не право. У нас всё очень психологично в стране. Мы все дети Достоевского. Еще в 20-е годы у нас в партийной молодой среде было много разводов по идеологическим причинам. Один поддерживал Бухарина, другой Троцкого, и в итоге они не могли жить вместе.

Препоны действующего семейного законодательства о разделе имущества, сложность и запутанность механизмов  отчасти сдерживали супругов от разводов, но  всё же изменения, которые предложены, необходимы. Тогда разводы будут менее склочными. К тому же сдерживать семью с помощью страха – неправильно. Людей жалко в такой семье, и, в первую очередь, детей. У нас такое было в советское время, когда муж хочет разводиться с женой, а она бежит в партком. И таких «крепких» советских семей было много, особенно в первое послевоенное время. И это очень вредно. Семья сохраняется не страхом и формальностью, а любовью и доверим.

Публичные разводы и дележи имущества людей известных, кстати, имею прямую корреляцию с ростом разводов. Ведь звезды – это эталоны, может, его недостойные, но уж какие есть. Конечно, не все люди разводятся под влиянием прочитанной информации, но какая-то часть, живущих по принципу: я должен сделать то же, что и мой кумир, могут поддаться такому влиянию. 

 

Алексей Петропольский
Генеральный директор юридической компании «ЮрВиста»

 

У нас женятся по любви, а разводятся по расчёту

Предложенная корректировка норм семейного законодательства в части защиты имущественных интересов супругов направлена на интересы в первую очередь простых граждан, так как сейчас предпринимателям вместе со своими юристами и адвокатами разобраться и поделить огромный комплекс имущества, акций, ценных бумаг, долей в компании и так далее, не проблема.

Но основная масса граждан в этом разбирается достаточно мало. Поэтому поправки позволяют, не опираясь на знания юриста, разобраться во многом самому. Например, у человека был бизнес, некая акция внутри компании, которую поделить фактически невозможно между супругами. Сейчас, в рамках судебного разбирательства её надо выделять, как-то делить, выплачивать реальную стоимость, тогда как второй супруг вообще не понимает, что с ней делать. В случае принятия поправок, можно эту акцию оценить и отдать одному из супругов, а равноценную ей сумму отдать другим имуществом. В случае если этого имущества нет, имеется только одна эта акция или доля в компании, то «вешается» на неё залог, который пропорционально должны выплатить одному из супругов. Это лишь один из нюансов, которые детально прописывает законопроект.

Очень интересные поправки касаются банкротства одного из супругов. Зачастую супруг в браке берет в долг деньги, а второй не знает, потом он начинает банкротиться, потом развод, деление имущества, и у людей нет четкого понимания, кто за что отвечает. Инициатива подробно разъясняет все нюансы при банкротстве одного или обоих супругов.

Этих поправок ждали долго, они назрели давно. Юристы ведь в основном занимаются сложными разводами, когда активов много. Как правило, это имущество у одного из супругов спрятано. И в данном случае доказательная база в рамках поправок не сформируется, все равно требуется кропотливая работа. А вот гражданам, не обладающим большими активами, такое упрощение очень поможет. Ведь суды по разделу имущества порой затягиваются  на долгие годы. Даже в простых случаях они могут длиться пять и более лет, а уж в сложных случаях – тем более, именно из-за того, что в сложных случаях не на что ссылаться: одних доводов недостаточно, необходимо, чтобы это в законе прописано было. Кстати, все эти сложности можно было бы предусмотреть заранее брачным договором, но, к сожалению, у нас женятся по любви, а разводятся по расчету.  

 

Константин Апрелев
Вице-президент Российской гильдии риэлторов

 

Криминальная продажа долей в квартирах может прекратиться

Законопроект по корректировке норм семейного законодательства в части защиты имущественных интересов супругов упростит жизнь гражданам. У нас получается так, что даже при разводе имущество в судах не делится, потом бывшие супруги идут в Росреестр, или иным способом решают данные вопросы. В  наследственных делах та же самая история, к сожалению, при вступлении в наследство не определяется кто-то один, кто будет наследовать имущество.

Данный законопроект как раз формирует такую среду. Америку им законодатель не открывает, это опыт греко-римского права, по которому в свое время пошла Германия, когда, например, три наследника не могут разделить на части один жилой дом, находящийся на земельном участке, если у него всего один вход. В итоге этот дом достается кому-то одному, а двум другим выплачивают компенсацию, если никто не готов финансово выплатить за наследование доли в этом имуществе в целом, то объект выставляется на торги, продаётся, и все получают определённую долю. Это самый разумный сценарий, когда при возникновении прав исключается возможность выделения доли в натуре и, соответственно, перехода этой доли на криминальный рынок. К сожалению, очень часто бывает, что продают десятую и сотые доли в квартирах. И это очень мутная история.
Таким образом, теперь супруг не сможет отдельно продать долю, оба супруга должны договориться, кто у кого её выкупает, либо включается второй вариант – вывод этого объекта на торги. 

 

 

Источник: kitchenremont.ru

Добавить комментарий